Топос ДОМ в прозе А.П. Чехова 1890-х годов и ассоциированные с ним мотивы: смирение - бегство - уход

Результат исследования: Научные публикации в периодических изданияхобзорная статьярецензирование

Аннотация

Исследуется связь топики дома и сопровождающих ее мотивов. Анализировались три произведения А.П. Чехова 1890-х гг. Предметом статьи является концептная пара ДОМ - АНТИДОМ в актуализации ее топологических значений. В повести «Бабье царство» главный персонаж, Анна Акимовна Глаголева, оказывается помещенной в социально-ритуальное и празднично-ритуальное пространство богатого купеческого дома. Внутренняя отчужденность от происходящего вызывает в сознании героини рефлексию об ушедшем времени детства, когда она была дочерью рабочего. Столкновение элегического и драматического и отчасти сатирического модусов формирует тип эстетического завершения в повести. Необходимая и регламентированная праздничным временем вера в чудо (предполагаемый брак с рабочим Пименовым) разрушается восстановлением в доме повседневного порядка. Дом воспринимается ведущим персонажем в качестве места генерации бытийных эмоций скуки и тоски; чужой локус - антидом. Мотив смирения, соединенный с мотивом привычки, транслирует позицию ведущего персонажа. Начальная ситуация рассказа «В родном углу» отсылает к сюжету возвращения. Героиня, Вера Кардина, по возвращении в свое степное имение обнаруживает, что, некогда место спокойствия и гармонии, дом перестал быть органичным ей пространством. И дом, и степь, и окружающие Веру люди, по сути, деструктивны. Скука, вызванная пребыванием в доме, и тоска, индуцированная безразличной к окультуренным локусам степью, побуждают ее к бегству из дома на завод - к вступлению в брак с недалеким доктором Нещаповым. В рассказе мотивы-репрезентанты топоса дома в чеховской художественности - скука, тоска и привычка - проявляются в координации с мотивом изгнания / бегства. Рассказ «Случай из практики» организован мотивами скуки, тоски, «дьявола» (имперсонального зла) и ухода. Богатая наследница Лиза Ляликова, больная неведомой хворью, испытывает постоянное, «фоновое» беспокойство из-за ощущения присутствия рядом и вокруг нее неопределенной злой силы. Доктор Королев называет эту силу дьяволом: это и социальная несправедливость, и несправедливость миропорядка в целом. Однако преодоление и этого зла, и недуга героини возможно, убежден доктор. В данном случае ему передоверено авторское слово: будущее поколение преодолеет тотальность зла. Финал рассказа имплицитно отсылает к сюжету ухода. Добровольное оставление дома, превратившегося в антидом - враждебное и чужое пространство, возможно в случае приятия новой судьбы: отказа от капитала («миллиона») и служения добру - противоположности сущности «дьявола».
Переведенное названиеHOME topos and associated motifs in A. P. Chekhov's prose of 1890s: Humility, escape, departure
Язык оригиналарусский
Номер статьи9
Страницы (с-по)102-113
Число страниц12
ЖурналVestnik Novosibirskogo Gosudarstvennogo Universiteta, Seriya: Istoriya, Filologiya
Том19
Номер выпуска9
DOI
СостояниеОпубликовано - 2020

Ключевые слова

  • Home - antihome
  • Motif
  • Symbolic meanings
  • Topos

Предметные области OECD FOS+WOS

  • 6.02 ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

ГРНТИ

  • 17 ЛИТЕРАТУРА. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Fingerprint Подробные сведения о темах исследования «Топос ДОМ в прозе А.П. Чехова 1890-х годов и ассоциированные с ним мотивы: смирение - бегство - уход». Вместе они формируют уникальный семантический отпечаток (fingerprint).

Цитировать